Евгения Жукова (evju) wrote in gennadi_jukov,
Евгения Жукова
evju
gennadi_jukov

Автобиография Геннадия Жукова

Родился я в прошлом веке от мамы и папы, за что спасибо всем троим.
Родился я в роддоме, что на площади Свободы. Это – ну вы знаете - там, рядом с ТюЗ-ом…

- Реальное образование у меня 8 классов.
(в связи с этим я  почетный профессор Римского футорологического
клуба - профессор методологии худ. литературы)

- У меня, также, дополнительное образование - два курса коридоров
Радиотехникума, плюс опыт барабанов в актовом  зале
( ВИА"Три Кварка")

(в связи с этим я очень хорошо разбираюсь в радиотехнике и электропроводке,
а также пишу нехилую музыку,  категорически не зная нот)

- Мама мне  все детство говорила:" Ты только болтать умеешь!"
( с тех пор я большой русский поэт)

- с 15-ти лет я не живу с мамой и  с 27-ми лет я не живу нигде
(с тех пор я живу везде)
Забавный случай: как-то на фестивале в Ростове, куда я приехал из Москвы, я
отпел. И обнаружил вокруг себя человек 15 поклонников, которые внимательными
глазами смотрели на меня, требуя продолжения банкета.

Мда...
Я знаю разные типы домов: " Дом - часть вселенной, ограниченная брезентом".
"Дом- часть социума, ограниченная возлюбленными руками"... и т.д. Пока мне
ближе вот что... " Дом - это то место, через которое проходит охотник,
отправляясь на охоту")

- В армии, куда я пошел добровольно,- за неимением  лейтенанта,- я
командовал взводом в чине сержанта. Наряду с рукопашным боем,
минированием  - разминированием,  радиационно - химической разведкой, гримом и
костюмированием под иранцев,  я кричал дурным скрипучим голосом:
"Рядовой! Смирно! Два наряда вне очереди!"

( результате этого я очень хорошо изучил пыльные труды Иммануила Канта,
Николая Кузанского... и еще что-то)

- В психушке, ( в Баку),  куда я попал, перед самой демобилизацией,( за
несанкционированное применение убойного приема к одному пьяному дембелю из
авиаторов - "его в госпиталь, меня в одиночную камеру") - просил же:
"только лицо не трогай..."

- я внимательно переписывал тетрадь по химии знакомому
главврачу - как оказалось, я помог ему защитить диссертацию в ростовском
мединституте - ( я работал до армии в отделе оборудования), так вот, между
тетрадью значит,  выплёвыванием таблеток, стоянием на голове, ( чтобы
настоящего психа не подселили в палату), и прочими упражнениями, я
познакомился с настоящими диссидентами – капитаном - лейтенантом
Федосовым-Никоновым, и заслуженным  врачем  Азербайджана - доктором Парижером.
( В результате этого, я  взахлеб изучил все семь томов Клода Адриана
Гельвеция, который - в частности - пишет всяким  сыкухам:
Скука - это темница, украшенная драгоценными камнями…

На гражданке, куда я вернулся из психушки и хренел от видимых
изменений, на второй день я попал (в баре) в сортир. Какие-то трое мальчиков
строчили деньги. Я отдал последние три  рубля, и попросил:" Только  лицо не
трогайте."Один мальчик воспринял просьбу, как руководство к действию. В
результате один мальчик с травмой ларинкса, второй с поломанной об писуар
челюстью, и третий - (тот самый, что мазнул меня по лицу и успел побежать)- с
легким ушибом спины были доставлены в центральное отделение
милиции.(Ворошиловский). Туда же был доставлен и я. Я стоял на крыльце бара -
босой, стриженый, в курточке с чужого плеча, но в армейский брюках и с
армейскими ботинками в руках - (от босой ноги меньше вреда на морде) - и просьбу
старшего по званию мента: "А ты кто, голубчик? Ну-ка иди сюда!" воспринял,
как приказ.

В ментовке я был подвергнут допросу:
"Из какой части я дезертировал.
Зачем бил.
Чем бил.
И сколько лет мне за это хотелось бы."

Поскольку два мальчика -  один по причине ушиба  ларинкса, а другой по причине
поломки челюсти,- мычали и хрипели, то врал третий с легким ушибом:
мы, типа, мирно какали, а он как выскочит, как давай с криком "ки-я!" нас
метелить! мы аж обосрались. Так что, дяденьки, нас надо домой, а его,
убийцу, в тюрьму.,.Я без вдохновения соврал, что по горлу этому попал палкой, что челюсть - так
тот другой поскользнулся на говне, а третьего я вообще не трогал. А ботинки
снял, чтобы убегать было удобней.
Во время медицинского освидетельствования все раскрылось. Врач оказался докой.
Он повертел мои ладони, посмотрел мальчику в рот, и сказал менту: -У
британских командос этот прием называется  "Шлагбаум"...
Поскольку у мамы не было телефона, да и нельзя было домой с ментами,
документы все в конверте, и там же подписка о
"12-ти  летнем неприменении"), я попросил разрешения позвонить "домой" и
позвонил по единственному - помнимому мной телефону-
(твой телефон на сердце моем- вырезан- больше не будем о нем) (Калашников)

Девочка моя, любовь неразделенная моя, оказалась сообразительной дочкой
своего отца. И на все мои обращения
- " Мама - то... Мама - се.." реагировала адекватно.
Через час в ментовку приехал бобик  с майором - папой своей дочки,
особистом - кегебистом, с двумя помощниками в нарукавных повязках -"РАУ".
Майор значительно посмотрел на незначительного  мента и сказал со значеним:
" Это мой".
( в результате этого я долго разговаривал с  Мастером, записавшим Бу Си-До,
Кантом и разными любомудрами из народа. И они мне сказали:
"Поскольку Мастера в толпе не должно быть видно, не следует множить
сущности сверх необходимого. У тщеславия и честолюбия разные корни. А от
тюрьмы и от сумы не зарекайся...» ( И начал писать серьезно.)
Потом было еще много чего...

Потом я женился, со мной развелись.

Много трудился, лишь бы не работать.

До тридцати трех лет я не пил, колошматил
макивару. Качаться бросил- когда мне Инга сказала:
"- Ну, с тобой спать, как с лошадиной ногой!" Собственно это и было начало
конца. Я ушел чинить чайники и прочие бросовые вещи...
( в результате чего изучил философию киников, дочитал список кораблей до
середины, и прочее, прочее... После Эпикура отрастил жирок на брюшке, чтобы
женщинам валяться было приятно. После Аристотеля, который неоднократно писал
неким сыкухам: "Поэзия философичнее истории, ибо история
повествует о единичном, а позия о всеобщем"- я всем сыкухам говорю: ("и ни
она от нас зависит, а мы зависим от нее...")
А еще мне Станиславский сказал, что "нужно сознательно пробуждать в себе
бессознательную творческую природу, для сверхсознательной деятельности…"
Потом случилась Заозерная школа, и давай случаться. По сути, Заозерная школа
существовала благодаря ревнивому ростовскому СП, студенческому
археологическому гарему и мне - сторожу, который это все сторожил.
" Где брат твой Авель?
А вот он! Разве я не сторож брату своему?"

Потом был клуб Караван и съебся в один большой клубок. Потом я устал мутить
и решил исследовать влияние этилового спирта на кровососущего червя. Благо,
что синдром потери цели сопутствует кризису среднего возраста. И решился я в
сердце своем исследовать и испытать все, что дадено человеку под солнцем. И
попил я виноградники великие, и поел запасы хлебов тучных, и собрал я девок
малолетних злоебучих более, чем у соседей. Но и это суета.
И умирает злопоебаный наравне со случайно объебаным...
Все суета сует, и всяческая суета... Ом?
Ты - юность, глупая сестра,
Опора славы старика...
Я триста три сточил пера,
Пока меня несла река.
И я прошел через порог,
И вот я стар и одинок,
И не поможешь горю.
Я создал сотни тысяч строк,
Пока меня влачил поток.
А нужен стал один лишь слог,
Когда я вышел к морю.
Ом?
----------P.S.
ПОСЛЕСЛОВИЕ

Ты только болтать умеешь! Живи везде. Не говори этим "заошкам" -А
теперь все ко мне Домой! потому, что дом для тебя это место, через которое
проходишь ты, отправляясь на охоту. Рявкни скрипучим голосом: Рядовые,
смирно! Два наряда вне очереди!... только за лицо не трогайте!
Скука твоя - это темница украшенная драгоценными камнями.
Скажи Бондаревскому: А ты кто, голубчик? Ну-ка иди сюда! Только за лицо не
трогай!
Спроси Калашникова: Из какой части речи дизертировал? Кем был?
Зачем был? Сколько лет за это жить хочешь?
Они закричат: А!.. Она нас метелит, а мы обосрались!Та что нас, дяденьки,
надо к ней Домой, а ее, убийцу, в турму с драгоценными камнями.
А ты значительно посмотри на этих незначительных и со значением скажи:
Вы -мои.
Бондаревский сразу засюсюкает: - Мама - то... Мама - се...
А ты ему: - С тобой спать, как лошадиной ногой!
Калашников умняк наденет, а ты ему:
-Ебаря в толпе не видно, не следует множить число пиписек сверх
необходимого! На тщебабие и девколюбие нужны разные "корни". От тюрьмы
самоцветной и сумы красной да гвардейской ты, Калашников, уже не зарекся...
Начни писать серьезно. Судьба философичнее жизни, потому, что жизнь живешь
единично, а судьбу проживаешь всеобще. И не она на нас зависла, а мы зависли
на нее.. А еще скажи им, как Станиславский: Не верю! Нужно въебенно
пробуждать в себе ебаную природу, для сверхвъебенной деятельности."
А потом сядьте рядком, кефирчику заварите и мутите пока не замутите .А как
сытость да сонливость настанет, кто ни будь да спросит:
-А где наш брат Жуков?
И кто ни будь ответит:
-Ща! Разве мы ни сторожа брату своему?
Ом ?
Геннадий Жуков.
Tags: автобиография
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments